Легенды и мифы

Пули-Зиндан, или "Джентельмены Удачи"

Тур в Узбекистан на Осень

Тайное рано или поздно становится явным. Всегда ли? Мы имеем в виду тайны истории. Иным из них посчастливилось, они стали легендами, передавались из поколения в поколение, покуда не дошли до нас, нередко наводя ученых на следы жизненной правды, претерпевая обратное превращение - из легенды в точно выверенный, установленный и принятый наукой факт…

А сколько же тайн других, которым не повезло, они канули в Лету навсегда, и мы не знаем даже, что это за тайны… Но чувствуем - есть они, обязательно есть. Надеемся и верим в новые открытия; ведь это одно из самых сильных наслаждений среди тех, что доступны человеку, - раскрыть тайну. Затем и существует, например, такая увлекательная, беспокойная, романтическая наука, как история. Но все ли тайны прошлого раскроет она?..

Вот, скажем, это место в среднем течении Амударьи, там, где кончается Каршинская степь и начинается уже полностью бесплодная песчаная равнина южных Кызылкумов. Узнать бы все, что видели эти края за многие века - кажется, не один год жизни отдал бы в расплату. Ведь и то, что ведомо нам сейчас, - похоже на фантастический роман. А что неведомо - дознаемся ли? Хорошо бы…

Когда приедешь на окраину степи и встретишься с пустыней, кажется - нет ей ни конца, ни края, с этой точки и невесть до каких пределов. Ан - нет - недолго властвуют пески, поедая степь барханами. Буквально через несколько километров их усмиряет Амударья. Глухо рокоча, катятся с юга на север мутные тяжелые волны, разрезая пустыню пополам. И на обоих берегах, заново рожденная водою, начинается пробуждаться жизнь.

А берега полны безмолвия и тайны. Правый - заболочен и порос густым камышом, кустарником - это так называемые тугаи, раздолье зверю и птице, а стало быть, и охотнику… Левый - возвышен и каменист, под обрывом расстилается глиняное плато, а дальше к западу - снова пески, снова барханы, снова пустыня - теперь уже Каракумы…

Место это у высокого скалистого порога, где Амударья совершает неожиданный изгиб, как бы отброшенная вспять после удара о могучие камни, - место это в народе называется Пули - зиндан.

Это можно перевести как “Долговая тюрьма”, можно иначе - “Мост к тюрьме”. И то и другое будет правильно. Хотя моста тут никогда не было, это надо фигурально понимать. А вот зиндан, то есть тюрьма, расположенная за многие километры от каких бы то ни было не то что городов - даже маленьких кишлаков, - тут существовала. И тюрьма необычная. О ней и рассказ.


Много веков назад эти места были не столь пустынны, как ныне. Здесь проходил знаменитый Великий Шелковый путь, по которому торговые караваны из Китая, Индии, Афганистана следовали на запад и на север, достигая Бухары, Самарканда, Хивы и далее - в Европу. Добравшись до Амударьи, купцы давали отдых вьючным животным и людям - носильщикам. На берегах строились или нанимались большие плоты и примитивные суда-каюки, грузы переваливались на них и следовали водным путем вниз по течению. Достигнув Чарджоу, затем в Турцию и даже до самой Испании… Или проплывали ниже по реке - до Хивы или Кунграда. Кто-то возле Чарджоу сворачивал на противоположный берег - их ждали Бухара, Самарканд, Коканд. Встречные караваны, возвращавшиеся домой, значительный участок пути проделывали также водой - вверх по течению с помощью весел, парусов или бурлацкой бечевы…


А вот тут, на этой скале, называемой Пули - зиндан, век за веком обитали разбойники - речные амударьинские пираты. Здесь Великий Шелковый путь становился весьма опасным для торгового люда, но и бывалым воином, не уступающим в храбрости и опыте регулярным солдатам. Этого требовали суровые нравы тех беспокойных веков. Так вот, представьте себе события, отраженные скупо, без подробностей в старинных хрониках..

Неторопливо движутся плоты с грузами по Амударье. Слева впереди уже замаячали пустынные на первый взгляд скалы Пули - зиндана. Караванщики на всякий случай изготовились к бою, кормчие правят ближе к правому, низменному, поросшему камышами берегу. Но неизвестно, спасет ли это торговцев - ведь позиция у разбойников чрезвычайно выгодная.

Во-первых, караван плотов уже замечен тайными наблюдателями, и, говоря по-современному, группы захвата расставлены по обоим берегам. Во-вторых, мелководье правого берега - дополнительная опасность для плывущих по реке: малейшая ошибка кормчего - и плоты сядут на мель, а “джентльменам удачи” только этого и надо. А если рулевые все таки не ошибутся и пираты увидят, что суда, огибающие скалу, благополучно проходят мелководье, тогда они, не хуже позднейших ковбоев, с помощью далеко и точно бросаемых арканов зацепят каюки и плоты и сами вытащат их на берег. А чтобы охрана не могла не могла перерубить арканы, отразить нападающих, - имеется группа прикрытия. Она угнездилась вон там, на самой верхушке скалы, надежно защищенная от нападения, и камнями, а позднее - и обстреливают из ружей. Люди на плоту оказывались беспомощными - ведь они были открыты на водной глади, а разбойники имели укрепления, укрытия, да еще фактор внезапности: неизвестно было в точности - откуда нападут, в какой момент, вообще нападут ли или на сей раз решили пропустить караван…


Правители всех времен вели ожесточенную борьбу с этими бандитами. Десятки сражений разыгрывались у каменного утеса. Посылался отряд за отрядом; порою удавалось рассеять и разогнать “джентльменов удачи”, поставить на скале военный гарнизон. Но ведь его надо было содержать, тогда как пираты содержали себя без посторонней помощи. И воины или сами превращались в разбойников, или разбегались, или становились в конце концов жертвами осады, штурма и последующей расплавы. Да и власть прочная, государства крепкие были редкостью в здешних местах. Ослабела власть очередного хана или эмира - возвращались грабители и продолжали свое лихое дело.

Самый длительный период, когда у Пули - зиндана было спокойно, относится ко времени правления Тамерлана. “Железный” эмир смолоду оценил всю важность торгового пути, проходящего этими местами. И, еще будучи правителем совсем небольшого государства, уже выставил против Пули- зиндана мощный отряд, который обеспечивал надежную охрану купцам. Этот отряд в течении тридцати пяти лет поддерживал спокойствие в районе зловещего амударьинского порога с кровавой славой.

Но вот не стало империи Тимура, великое государство распалось на мелкие княжества и территории, разбойники снова заняли свое место на утесе. Теперь, вернувшись, они держали в страхе не только плавающих по реке, но и тех, кто имел несчастье жить в окрестностях Пули - зиндана. И большие поселения, и маленькие кишлаки трепетали при одном упоминании этого места. И хотя Великий Шелковый путь постепенно начал терять прежнее значение с развитием мореплавания по Индийскому океану, - устрашающее влияние белой скалы не только не ослабело, но даже выросло. Наверно, именно тогда и получила она свое нынешнее название Пули - зиндан.

Бандиты сделали это место столицей доходного разбойного промысла, несмотря на то, что заморские купцы давно перестали водить по реке свои торговые суда.

Лишившись возможности грабить караваны, пираты Амударьи стали промышлять похищением богатых и знатных особ с тем, чтобы содрать с родственников выкуп соответственно определенной ими цене.

Разведчики Пули - зиндана уходили в далекие края по всей Средней Азии, они “засекали” богатеев, правителей небольших княжеств - таких, чтобы, упаси бог, не направляли снова на выручку армию регулярных войск, выкрадывали важных вельмож, членов их семейств, особенно детей. И всех захваченных привозили сюда, на скалы, где и поныне можно видеть забранные решетками пещеры - тюремные камеры. Камеры выдолблены в белом мраморизованном известняке, хорошо укрыты, защищены от взлома и, уж конечно, охранялись как зеница ока. Ни один волос не должен был упасть с головы жертвы, ее кормили и содержали в сносных условиях, покуда не прибывал гонец с назначенным выкупом. Этих гонцов, по историческим свидетельствам, тоже отнюдь не обижали, не причиняли им вреда, заложников беспрепятственно отпускали. Фирма “дорожила своей маркой”, дабы повсюду знали, что разбойники “порядочные люди” и им надо платить беспрекословно. Тем более, что отправляемого гонца - обычна друга или родственника похищенного - осведомляли и о другом варианте развития событий. Если выкуп не прибывал в срок, жертву все так же не трогали и не обижали - ее просто переставали кормить и поить. Кости этих несчастных и поныне можно найти в пещерах Пули - зиндана, да и тогда их нарочно не убирали из камер, где содержались заложники. И леденящие душу рассказы об увиденном, дошедшие до очередного бая, хана или бека, должны были, по расчету бандитов, разжалобить ожиревшее сердце богатея и развязать его денежный мешок.

Чаще всего так оно и было. Случались, однако, досадные промашки. Раз на караванном пути был захвачен молодой и по виду очень важный вельможа. Разумеется, его привели в Пули - Зиндан и поместили в одну из келий на скале. Имя пленника ничего не сказало “джентльменам удачи”, а зря. Это имя было: Захириддин Мухаммад Бабур.

Этот человек, как известно, был не только государственным деятелем крупнейшего масштаба, основавшим в последствии династию Великих моголов, которая правила Индией. Бабур прославлен прежде всего потому, что он был еще и прекрасным поэтом, философом, энциклопедически образованным ученым, естествоиспытателем. Именно великий человек не растерялся, попав в плен. Он дал понять разбойникам, что богат и знатен, за выкупом не постоит, и немедля отправил гонца в путь, снабдив соответствующими инструкциями.

Вместо ожидаемого золота и драгоценностей “рыцари” Пули - зиндана в один прекрасный день получили возможность убедиться, что они окружены полуторатысячным вооруженным отрядом, который и истребил обитателей лихого места всех до единого. Бабур был спасен, на какое-то время воцарился на прибрежье мир. Но место, видать, стало уже притягательным, как магнит, и продолжало манить буйные головы, которые отнюдь не всегда оказывались мудрыми и вскоре снова получили жестокий урок - после того, как пленили путешествовавшую индийскую принцессу. “Выкуп” пришлось опять уплатить самим похитителям, и выкуп кровавый.


После Тимура, однако, не Бабур дольше всех держал утес под своим контролем, а эмир бухарский Насрулла-хан. Без малого тридцать лет поставленный им военный гарнизон охранял Пули - зиндан и берега Амударьи вниз и вверх по течению. Ведь хотя и перестал существовать Великий Шелковый путь, местный караванный транспорт продолжал действовать. И нуждался в защите.

Но ушел с исторической арены сильный правитель, и снова стал Пули - зиндан беспокойным местом. Опять посылаемые отсюда отряды нагнали страх на близлежащие селения, опять забеспокоились вельможи Афганистана, Персии, Бухары, Балха и других городов. Похищения продолжались, но бандиты отыскали еще один источник дохода, создавший им некоторый авторитет среди простого люда и увеличивший их безопасность.

Кто управлял пузи - зинданскими шайками? Этого мы не знаем. Кто они - тактики, расставлявшие бойцов для нападения; стратеги, выбиравшие род бизнеса; грамотеи, сочинявшие шантажные письма родственникам захваченных людей?.. Неизвестно, а хотелось бы знать. Личности - то все незаурядные, это ясно по их делам. Вот, например, тот период, когда Пули - зиндан начал “прием заказов от населения” и пошла об утесе слава, подобная той, что была у легендарного Робин Гуда или же бедного, отчаявшегося дворянина по имени Владимир, по фамилии Дубровский…

Не раз и не два являлись на этот утес ходоки из близких и далеких селений. Они рассказывали ужасные истории об угнетении и произволе, о таком кровожадном разбое власть имущих, что действия самих бандитов бледнели перед этими повествованиями. Люди искали покровительства и защиты у обитателей Пули - зиндана, основная часть которых ведь из богатых невольников или дехкан отсюда отправлялись отряды в нужное место, и титулованный злодей ощущал тяжелую руку возмездия. Разумеется, все это недаром: разбойники нуждались в снабжении и в информации, говоря по-современному, в агентурных данных…


Доставалось от местных Робин Гудов и работорговцам. Ведь известно, что в Средней Азии торговля людьми процветала даже еще и в середине XIX века, но Пули - зиндан с нею не мирился никогда. Живой товар гнали, как правило, из Индии, Афганистана, Персии на север, на рынки Бухары, Хивы и Самарканда. Такие отряды, если они попадали в поле зрения Пули - зиндана, истреблялись, имущество работорговцев, конечно, присваивалось, рабы отпускались на все четыре стороны, а желающие из них пополняли армию “джентльменов удачи”. Говорят, что именно освобожденные рабы, исполненные ненависти, чаще всего и становились вожаками пули - зинданского воинства. Неудивительно.

Так или иначе, а годы шли, кровь лилась, гнездо разбоя продолжало существовать век за веком, обретя в конце концов, как мы уже упомянули, еще и славу места, где можно получить покровительство в случае обиды от сильных мира сего.

Слава Пули - зиндана распространилась далеко по Средней Азии и за ее пределами. Все знали, что есть на свете такой зиндан, за пребывание в котором надо платить немалые деньги, звонкую монету. Во всей округе Пули - зиндан называли - “Денежная тюрьма”. И если что подкосило местных гангстеров, казавшихся неуязвимыми, то это в первую очередь технический прогресс. Железно-дорожные рельсы пересекли край, двинулись через пустыни и реки быстрые, хорошо охраняемые поезда. Пришли автомобили, телеграфная связь. Ремесло грабителей стало нерентабельным и по-настоящему опасным. В начале XX века “джентльмены удачи” окончательно покинули свою резиденцию.

Но их следы и поныне остаются на высокой скале. Долбленные в известняке камеры, решетки, решетки из кованого железа, черепа и кости тех, кто так и “остался должен” бандитам, не уплатив ни одного “пуля...”


Однако есть счастливые тайны - те, которые в конце концов открываются людям. В 1975 году на берег Амударьи пришли строители. Строителям предстояло создать на этом месте головное водозаборное сооружение, с помощью которого вода Амударьи подавалась бы в Каршинский магистральный канал, для освоения миллиона гектаров целины под хлопок, овощные плантации, сады.

Поднявшись на скалу, взрывники увидели все это - камеры, кости, решетки, другие следы многовекового пребывания людей: посуду, утварь, мелкие вещи. Ничего не тронули. Расспросили ученых. Узнали частицу истории. Частицу, исполненную чуть ли не детективных хитросплетений.

В некоторых километрах от Пули - зиндана теперь вырос поселок Дустлик, что значит Дружба. Когда приезжаешь сюда в гости к целинникам, то за пиалою зеленого узбекского чая нет-нет и зайдет речь о Пули - зиндане. А уж если оказалось у дастархана молодежь, то, уступая ее просьбам, старожилы обязательно поведают в подробностях об этой странной и драматической странице человеческого бытия.

Метки:

пули-зиндан легенды и мифы узбекистан туры в узбекистан отдых в узбекистан